Слух первичен!

Слух первичен!

Уже в течение 6 лет я занимаюсь своеобразной пропагандой музыкального знания, как необходимого условия для деятельности музыканта, независимо от того в каком направлении он развивается: композиция, исполнительство, импровизация и т.д.

Однако есть один важный нюанс, без которого изучение теоретических дисциплин будет бессмысленным. Непонимание этого нюанса приводит к тому, что музыканты полагаются на правила, смысл которых не понимают.

Теоретические аспекты музыки, будь то законы мелодики, законы голосоведения или правила гармонии это результат осмысления явлений настоящей музыки, о чем музыканты нередко забывают.По сути, музыкальные законы это квинтэссенция, извлеченная из лучших музыкальных произведений. Главная задача этих законов указать быстрый путь получения хорошего звучания.

Когда некоторые музыканты утверждают, что можно не знать теорию и быть музыкантом, то мы имеем дело с подменой понятий. Ведь не существует музыканта, который бы не слушал других музыкантов. Невозможно быть музыкантом в вакууме.

Теперь подумаем, что происходит в сознании и подсознании музыканта в процессе «слушания» музыки?

Даже если музыкант не знает терминов, правил и т.д, то в любом случае подсознательно он выстраивает свою теоретическую базу, накапливает слуховой опыт, извлекает квинтэссенцию приемов из музыки, которую слушает.

При таком подходе к обучению, опыт одного музыканта будет намного уже, чем опыт тысяч музыкантов, который можно найти в учебниках по теории, композиции или гармонии.

В любом случае, главную роль будет играть слух, слуховое восприятие и умение различать «музыкальные оттенки». Это и есть тот нюанс, о котором я упомянул в начале статьи.

Неопытный музыкальный слух плохо идентифицирует ошибки голосоведения или нарушение законов формы, но при этом музыкант, практически всегда чувствует, что в музыке что-то не так.

Когда же музыкант приобретает слуховой и теоретический опыт, то такие ошибки легко отслеживаются, без заучивания законов.

То есть, то что начинающему музыканту кажется набором непонятных законов, на практике не требует заучивания, а лишь развития слуха. Приоритет всегда за звучанием, а не за законами, так как законы получены из звучания, а никак не наоборот.

По этой причине, в творчестве композиторов мы постоянно сталкиваемся с нарушением правил голосоведения, переченьями, параллелизмами и т.д. В каждом конкретном случае эти отклонения от нормы обоснованы и звучат отлично.

Такой же подход можно встретить и в поэзии.

Яркий пример это песня Стинга Shape of my heart

В этой песне есть строчка He don't play for respect

Но ведь любой школьник знает, что с 3 лицом нужно использовать глагол doesn't!

Стинг игнорирует законы языка, для того, чтобы создать нужный поэтический образ.

Это чем то похоже на использование перечений в гармонии.

Слух гораздо быстрее улавливает отклонения от норм музыкального языка, чем разум. Поэтому лучший способ обучения это не просто заучивать музыкальные законы, а закреплять их на практике.

При этом, закреплять нужно не только образцы правильного звучания, но и неправильного. Только в таком случае, вы сможете понять, как работает тот или иной прием.

По этой причине, чтение учебников без проигрывания и многократного прослушивания примеров это бессмысленное занятие.

Только устойчивая связь: слух-зрение-разум, дает полное понимание музыки на всех уровнях.

Если вы не тренируете разум и не учите законов, то слух не сможет улавливать оттенки и идентифицировать музыку на тонких уровнях.

Если вы не развиваете слух, то будете полагаться только на разум.

Если вы не читаете ноты, то лишаете себя опыта тысяч музыкантов и возможности осязать музыку на одном из ее фундаментальных уровней.

Поэтому, как бы не казалось странным, но для того, чтобы научиться писать хорошие мелодии нужно не только знать законы написания мелодий, не только сочинить сотни мелодий, чтобы «набить шишки», но также нужно освоить интонационный багаж эпохи, то есть знать тысячи мелодий, понимать, как они работают и слышать нужные интонации и понимать их образный строй.

То же касается и гармонии, аранжировки, полифонии, импровизации, сонграйтинга.

В любом случае первично слуховое восприятие, слуховой опыт и слуховые представления.

Когда исполнитель не слышит то, что ему нужно сыграть, то он и не может это сыграть.

То есть, опять же — нет слуховой картины, нет результата, нет понимания того, что делать и кто виноват)

Думаю упоминать о важности слуха в импровизации здесь будет излишним.

Подведя итог могу лишь рекомендовать сохранять баланс. Разум, слух, чувства, зрение, тактильные ощущения при игре на инструменте. Каждый элемент этого уравнения важен для получения идеального результата.

Первичен слух. Опора на слух и развитие слуховых представлений, это тот катализатор, который может ускорить обучение любой музыкальной деятельности.

 

 

»crosslinked«

Добавить комментарий